Игры разума: что делает нас уязвимыми к фейкам и конспирологии?

Оптические иллюзии

Оптические иллюзии являются примером того, как наш мозг использует ожидания, которые встроены глубоко в участки зрительной коры.
Разум вводит нас в заблуждение многими способами, усложняя задачу разобраться в том, что правда, а что вымысел или ошибка. Один из самых распространенных соблазнов, которому мы легко и часто подвергаемся, это так называемое мотивированное рассуждение – склонность верить в утверждение, что перекликается с нашими убеждениями, и отрицать то, что идет вразрез с ними. Один из самых известных экспериментов в подтверждение его силы был проведен в Стэнфорде в конце 1970-х.

Студентам сообщили, что их ознакомят с информацией об эффективности смертной казни. Половина склонялась к мысли, что она необходима, чтобы сдерживать преступность. Другая половина считала, что никакого влияния на преступность такой способ наказания не имеет. Студентов попросили прокомментировать и оценить одинаково красноречивые статистические данные, часть из которых поддерживала их мнение, часть – опровергала. Студенты, которые были за смертную казнь, оценили исследование в поддержку их позиции как заслуживающие доверия, а те, что защищали позицию их оппонентов, назвали неубедительными. Их оппоненты отреагировали так же. Итак, в итоге те, кто был за смертную казнь, стали еще более ревностными ее сторонниками, а те, кто был против, стали относиться к ней еще более враждебно. И, как это часто бывает в экспериментах такого рода, данные, с которыми их ознакомили, исследователи взяли с «потолка».

Наивный реализм

Слепая вера в абсолютную истинность теории, которую защищают те или иные авторитеты, подобна культу. Людей, которые ее исповедуют, философы называют наивными реалистами. Наивного реалиста узнать легко. Он никогда не скажет, что не согласен с вами, а будет лишь непрестанно повторять, что вы ошибаетесь, потому что против вас объективность и беспристрастность.
Находясь в кругу людей, с которым мы себя ассоциируем, мы нередко теряем способность критически оценивать слова тех, кто является для нас авторитетом. Эта тенденция наблюдается и в науке. Яркий пример привел физик Ричард Филлипс Фейнман в статье о том, как отличить ее от псевдонауки.

Нобелевский лауреат Милликен измерял заряд электрона в эксперименте с заряженными капельками масла и получил ответ, который, как стало известно уже позже, не соответствовал действительности (из-за неправильного значения плотности воздуха). Дальнейшие попытки измерить заряд электрона, совершенные другими учеными, сопровождались постепенным и незначительным увеличением этого показателя… После серии повторных экспериментов он оказался существенно выше начальный. Но почему ученые пришли к этому не сразу?

«Когда они получали показатель, который значительно превышал результаты Милликена, они думали, что что-то с их показателем не так, искали и находили этому объяснение. Когда они получали результат, который был близкий к показателю Милликена, они проверяли его не так тщательно. Наконец, они отвергали данные, которые слишком сильно отличались», – говорится в статье Фейнмана.

Несмотря на неисчерпаемость источников глупостей, ученые продолжают получать от общества весомый кредит доверия. Профессор когнитивистики Брауновского университета и главный редактор журнала Cognition Стив Сломан убежден, что знание подобно заразе – перебрасываются с одного человека на другого благодаря нашей склонности поддаваться влиянию авторитетов, в том числе тех, кто делает открытия и расширяет границы известного.

Знание как вирус

В прошлом году Сломан и его студенты провели исследование, которое в очередной раз подтвердило эту его гипотезу.
К эксперименту привлекли 700 волонтеров, которым рассказывали о новом феномене природы. В первом случае отмечали, что ученые пока не могут дать ему объяснение. Волонтерам нужно было оценить свое понимание по восходящей шкале от 1 до 7. Большинство поставили себе 1. Во втором – Сломан и его команда уверяли волонтеров, что ученые могут объяснить это явление, но при этом не углублялись в детали о том, что же такое эти ученые могут объяснить. На этот раз самооценка людей в среднем была на уровне 2.

Сама поправка, что ученые разобрались в ситуации, усилила чувство уверенности у волонтеров в собственных знаниях. Эффект не срабатывал, когда волонтерам говорили, что объяснение есть, но это научная тайна. С эволюционной точки зрения, для человека как социального животного важнее его статус, чем истинность убеждений. Если общество во что-то верит, оно с большей вероятностью следует этому.
Остановитесь посреди города и начните вглядываться в небо. Обязательно несколько человек к вам присоединятся, чтобы узнать, что же там такое. Так еще в 1960-х годах проверяли стадный инстинкт психолог Стэнли Милграм и его коллеги. Выяснилось, что около 4% тех, кто проходит мимо, не остаются равнодушными.

Когда количество заинтересованных увеличилось до 15, около 40% незнакомцев начали задирать голову.

Еще одно свежее исследование на эту тему – о том, что люди в группах реже проверяют факты, чем в одиночку.

Непереносимость непостижимого и незнакомого

Мы постоянно пытаемся найти объяснение тому, что происходит вокруг нас. Неизвестность и отсутствие смысла вещей нас мучают. Исследование бизнес-школы Университета Конкордия показывает, что персональная потребность порядка, которая проявляется в попытке достичь предсказуемости в борьбе с неопределенностью, коррелирует со склонностью верить в конспирологические теории.

Это касается и предрассудков. К примеру, еще одно исследование Стэндфордских психологов 1985 подтвердило эфемерность «горячей руки» в баскетболе – то есть того, что у игрока больше шансов попасть в корзину после удачного броска, чем после промаха.
Исследователи Колорадского университета в Боулдере, которые изучали это и другие суеверия, связанные с последовательностью событий, пришли к выводу, что человеческая трактовка случайностей не подтверждается статистически. Они также указывают на то, что людям свойственно видеть закономерности в любых данных.

На заметку правдолюбцам

Попытки объяснить группе с устойчивыми представлениями, что они у нее ложные, в чем дают возможность убедиться ваши факты, может только их утвердить. Информационное давление нередко порождает эффект бумеранга, какими бы благородными ни являлись наши намерения. Наиболее характерно он сказывался во время проведения социальных кампаний с призывом оставить вредные привычки, в результате которых целевая аудитория схватилась за них еще сильнее, как за запретный плод. Подобным образом действовали и те, кого призывали заботиться об окружающей среде.

Неожиданный результат также может иметь и попытка развенчать миф. Она с большой вероятностью может потерпеть поражение, если автор сосредоточится на нем в своем материале. Ведь вспоминая, о чем там говорилось, читатель/слушатель/зритель может забыть, что из того опровергалось, а что на фоне опровергнутого соответствовало реальному положению вещей.


Новости медицины