Трансплантация в России: пустят ли нас на органы?

Трансплантация в России

В Российской Федерации возможно введут презумпцию согласия на то, чтобы стать донором после кончины — если будет выполнено введение нормы, то каждый гражданин России после смерти будет способен стать донором, в том случае, когда им не был оставлен отказ в устной/письменной формах либо же если на протяжении 3-х часового периода после диагностирования гибели мозга человека, его родственники не дали отказ от использования органов человека для донорства.

Данный законопроект разработали и внесли на рассмотрение в Государственную Думу специалисты Министерства здравоохранения, заседание планируется провести во время весенней сессии.

Кроме этого, после смерти человека медики будут обязаны оповестить родственников умершего о своем желании изъять органы для проведения операций по пересадке. В случае же, когда о родственниках усопшего не известно или же их нет, то принимать решения о трансплантации органов будет консилиум.

Для чего требуется введение подобных норм и какие люди смогут становиться донорами? Михаил Каабак — заведующий отделением пересадки почки Российского научного центра хирургии им. Б. В. Петровского прокомментировал инициативу следующим образом:

На данный момент практически невозможно отказаться от подобного типа донорства, ведь механизм, при помощи которого фиксируется волеизъявление, просто-напросто отсутствует. Новый же закон введет регистр по отказу от донорства. Но всё-таки это не слишком хорошо, ведь требуется фиксация как отказов от донорства, так, – на взгляд Михаила Каабака, – необходимо будет ещё фиксировать согласие, всё из-за того, что подобным образом, люди желающие быть донорами, лишаются возможности фиксации своей воли — и это является первой причиной. Вторая причина, из-за которой меня не устраивает законопроект, является тот факт, что весь механизм фиксации волеизъявлений выглядит слишком анахронично. По моему мнению, реестр должен существовать только в электронной форме на интернет-ресурсе, государственном, который будет подобен «Госуслугам».

Таким образом, понизить уровень напряженности по поводу презумпции способен будет реестр волеизъявлений. Тем самым, в случае если человек будет бояться, что его убьют в больнице намеренно из-за органов, то он будет способен зафиксировать отказ от донорства органов после смерти в таком реестре. Но ожидать от всех людей определения своей позиции, по вопросу донорства после смерти, не следует. Про это никто не желает думать. Но человек будет способен стать таким донором, только в результате особой смерти, он должен будет скончаться из-за того, что у него погиб головной мозг.

Тем самым получается, что даже в случае подписания согласия, человек может и не стать донором после смерти?

Конечно же. Ведь человек способен скончаться и по другим причинам, одной из самых популярных являются болезни сердечно-сосудистой системы, к примеру, посредством инфаркта, тогда донором он не будет в любом случае. Или же причиной его смерти может стать онкология, а это в свою очередь вторая по популярности причина смерти в России, в этом случае он также не станет донором органов после кончины.

Донорами после смерти становятся не часто — очень редко, в вопросе важна история, ведь к биоэтике история имеет самое, что ни на есть, непосредственное отношение. Мы должны вылечить человека только в том случае, если он этого хочет, и не должны вылечивать его, если он этого не желает. Вот примерно такая история.

На сегодняшний день в мире существует два основных способа решения данного вопроса: презумпции согласия/несогласия. Презумпция согласия является автоматическим согласием гражданина на извлечение его органов после смерти для дальнейшей трансплантации, в том случае, когда нет отказа в письменном виде от данной процедуры. Презумпция несогласия — это когда требуется любое письменное подтверждения человека на то, чтобы извлечь органы для донорства после его смерти. Последняя презумпция действует лишь в трёх странах: Великобритании и Австралии, Соединенных Штатах Америки.

Презумпция согласия введена в таких странах, как Королевство Швеция, Италия и Франция. Первое место по числу посмертных доноров занимает Испания со средним показателем — 36 доноров на 1 миллион жителей. В Российской Федерации же на сегодняшний день ежегодно, в среднем, три подобных донора на 1 миллион населения.

Готовы ли граждане России к введению подобных норм и получится ли у закона работать так, как в нем заложено?

Заместитель ведущего трансплантолога северной столицы России — города Санкт-Петербурга — Дмитрий Суслов ответил на вопрос следующим образом: «Насколько бы визуально не была привлекательна данная презумпция согласия, у нас – в России, её никогда не реализуют, из-за того, что определенные структуры не в состоянии это сделать. Для реализации придется спрашивать согласие во время выдачи каких-либо документов, это никогда никто не сделает.

Для реализации этой инициативы необходимо осуществить лишь одну единственную вещь — дать право, несогласным с донорством после смерти, высказать своё мнение — отказать. Первое — это практически никто не станет думать о том, согласен он на донорство после смерти или нет, во-вторых, не смогут определить тех людей, которые это будут делать, и где.

В Российской Федерации уже есть закон о пересадке органов и тканей. В случае, когда человеку ставиться диагноз «смерть головного мозга», органы умершего человека могут быть рассмотрены как донорские, но лишь в том случае, когда отсутствуют медицинские противопоказания. А вот как реализуется данный закон в подавляющем большинстве регионов Российской Федерации? Никак, а всё из-за того, что все тридцать пять центров по трансплантации располагаются в 20 регионах. А в оставшихся никто не заинтересован в этом».

Юридическую сторону вопроса прокомментировал национальный член ЕАМП (Европейская ассоциация медицинского права, адвокат — Алексей Горяинов.

Алексей Горяинов является национальным представителем в ЕАМП и адвокатом: «Проект закона, который был опубликован, – это вполне логическое продолжение законодательной конкретизации того, как должна проводиться трансплантация человеческих тканей и органов. До сегодняшнего дня определение того, в каком месте и в какое время гражданин оформил подобный отказ во время жизни, было очень трудным делом.

Представьте себе: человек оформил отказ от данной процедуры в больнице, которая находится на территории Дальнего Востока, а это означает, что отказ (документ, подтверждающий это) находится там и хранится в медицинской документации, но он живет сегодня в Москве. Законопроект же способен решить данную задачу, опираясь на единый регистр по этой мед. документации. Конечно же, существуют некоторые опасения, которые направлены на временной порог в 3 часа, когда после диагностирования смерти, органы не могут быть изъяты. Как говорят медицинские работники, иногда следует извлечь органы сразу после смерти, из-за чего остаются некоторые дискуссионные вопросы. А если смотреть в общем, то порядок интересен, из-за того, что конкретизируются необходимые положения. Но для обсуждения вопросов есть ещё год».

На территории Российской Федерации, если верить официальным источникам, живет 17500 человек, у которых органы пересажены. Наибольшее число пациентов — это люди, нуждающиеся в трансплантации почки, их 10000 человек ежегодно. В тоже время до операции доживают лишь немногим больше 2 тысяч жителей. Вероника Скворцова, являющаяся Министром здравоохранения, ранее сказала, что за 13 прошедших лет количество операций по этому направлению увеличилось в 3 раза, а прооперированных жителей России – в 4,5.


Новости медицины